Блаженный Бартоло Лонго. В служении Царице Розария - Karmel Karaganda Kazakhstan

Перейти к контенту

Главное меню:

Блаженный Бартоло Лонго. В служении Царице Розария

Главная > WAYBACK...




Когда 26 октября 1980 года Папа Иоанн Павел II 

провозгласил блаженным итальянского юриста Бартоло Лонго, 

мало кто знал, кто такой этот новый блаженный. 

Мало кто также слышал о святилище Святого Розария в Новых Помпеях.






Вслужении злу

Бартоло родился 10 февраля 1841 года в Латиано в Италии, в интеллигентной, очень религиозной  семье. Родители позаботились о религиозном и всестороннем образовании способного, талантливого сына. Когда в 1858 году Бартоло начал изучать юриспруденцию в университете Неаполя, его вера, полученная в безопасной, полной гармонии семейной атмосфере, подверглась суровому испытанию, в котором молодой человек потерпел поражение.
Это была эпоха масштабного брожения  умов и идей во всей Европе, но особенно остро наметившегося в Италии. Высшие учебные заведения были в то время рассадниками новых, неустойчивых философских и общественных мировоззрений: распространялись атеизм, либерализм и антиклерикализм.
Помимо моды на критику и высмеивание Церкви распространялась и мода на оккультные практики, в том числе, чаще всего, на спиритические сеансы. Молодой студент-юрист часто участвовал в них, задавая «духам» серьёзные вопросы, так как его страстью были поиски истины.
Бартоло также участвовал в бурной студенческой жизни, но в двух сферах жизни оставался верным раз и навсегда принятым ценностям: учебным обязанностям и уважению к женщине. Однако его всё больше поглощал спиритизм, обретавший в ту эпоху форму новой религии с её специфическим ритуалом и обязательными собраниями. Молодого, интеллигентного человека стали замечать, слушать, и даже доверили проводить собрания. Бартоло всё глубже проникал в этот мир, противоположный Богу, становился всё более активным в борьбе против христианской религии. Ему предложили период подготовки и инициацию как жреца «новой религии». После периода подготовки, во время тайной церемонии, Бартоло дал присягу, что отныне будет служить «новой религии». Он понимал, что это служба сатане, но им так сильно овладела ненависть к Церкви, а вместе с тем, так околдовала атмосфера митингов, добивавшихся ликвидации Церкви и изгнания Папы из Италии, что осознание этого не было для него препятствием.
Тем не менее, он не нашёл в этом вовлечении в служение злу того, чего больше всего искал: истины. Не наступило и столь ему необходимое чувство мира и внутреннего спокойствия. Напротив, здоровье его пошатнулось, он худел и бледнел, просто таял на глазах. Ночью его нервная система, напряжённая до максимума, вместо сна и облегчения приносила ему дьявольские видения и искушения покончить с жизнью.
Вэтом состоянии духа, полагая, что это всего лишь трудности переходного периода на новом жизненном пути, Бартоло обратился к своему другу, ревностному католику Винченце Пеле, который сразу понял серьёзность ситуации и радикально поставил вопрос: если Бартоло не вернётся к Иисусу, то закончит в сумасшедшем доме. Пеле сразу организовал группу своих верующих друзей и знакомых, чтобы они молились о его друге, погрязшем в спиритизме, а от него самого добился обещания, что он встретится с просвещённым отцом-доминиканцем Альберто Раденте. Началась битва за душу Бартоло: с одной стороны его призывал любящий Иисус, жаждущий одарить его жизнью вечной, а с другой стороны его старые привычки и новые искушения создавали иллюзию удовольствия и счастья. Вконце концов, в июне 1865 года Бартоло вернулся к Иисусу; после многих долгих разговоров, обдумывания, молитв, он исповедовался, получил отпущение грехов, принял Святое Причастие и начал, на сей раз истинный, путь в служении Богу.
Духовное выздоровление Бартоло продолжалось, тем не менее, ещё какое-то время. Ксчастью, он проходил его под заботливым оком исповедника, отца Альберто Раденте, который своей душпастырской интуицией понял, что у Бога особые планы в отношении его подопечного. Он чувствовал, что призванием Бартоло не будет брак, и когда он очень увлёкся одной молодой женщиной, священник всё же отговорил его жениться на ней. Вместе с тем отец Альберто осознавал, что жизненной стезёй Бартоло также не станет ни посвящённая жизнь, ни священство. Что же Бог предусмотрел для него и какой даст знак, чтобы Бартоло и его исповедник поняли, что именно это и есть воля Божия –это надо было вверить Божественному Провидению.

На пути призвания

Тем временем новообращённый принёс Богу клятву служить только Ему и со всем своим рвением старался поддерживать нуждающихся в помощи, памятуя о том, что «мы –Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Еф 2, 10).

Профессия адвоката начала его тяготить; слишком часто ему приходилось наперекор своей совести, защищать отъявленных преступников, заслуживающих справедливого наказания. Бартоло ближе познакомился с одной группой лиц, творящих много добра больным и бедным, часто собирающихся для молитвы в намерении своих подопечных. Среди этих людей была Марианна де Фуско, вдова с 5 детьми, которая жила на грани нищеты, несмотря на то, что владела земельными поместьями. Эти владения, рассеянные по всему региону, сдавались в аренду различным земледельцам, которые годами не платили причитающейся арендной платы. Владелице не хватало средств даже на содержание дома и воспитание детей. Бартоло Лонго, разобравшись в ситуации Марианны, которую он очень полюбил, предложил ей помощь в приведении в порядок её дел и в дальнейшем их ведении. На первом этапе предстояли переговоры с арендаторами землевладения в окрестности Помпей.
Бартоло приехал в не знакомую ему местность на два дня, необходимые для того, чтобы уладить дела, и... остался там почти до конца своей жизни. Сюда привела его десница Божия, чтобы он выполнил миссию, предназначенную для него.
Помпеи произвели на приезжего фатальное впечатление: население стало почти языческим, погрузилось во мрак безбожия и суеверия, в округе разбойничали шайки бандитов, маленькая церквушка, почти разрушенная, алтарь, изъеденный жуками-короедами, настоятель, разочарованный безразличием прихожан... Бартоло понял, что это его место: нужно получить обратно не владения Марианны, а человеческие души возвратить к Богу через Марию, Царицу Розария. Он начал с основания группы розария –и тогда оказалось, что желающие не умеют даже произносить молитву «Радуйся, Мария».
Однажды Бартоло засомневался в правильности избранного им пути. Итогда сатана предпринял на него атаку: «ты дал присягу, что будешь служить мне как жрец –эта присяга всё ещё продолжается: ты мой!» Бартоло был близок безумия. Он пришёл в себя лишь тогда, когда вспомнил слова, услышанные им во время молитвы: «Если хочешь быть уверенным в своём спасении, распространяй розарий. Помни об обещании Марии: тот, кто распространяет розарий, не погибнет!»
Итак он с новым усердием начал бороться за спасение человеческих душ  и распространять молитву розария в Помпеях и их окрестностях. Чтобы найти прихожан для создания братства розария, он вместе со священником, воспламенившимся этой идеей, решил устроить народный праздник. Кнесчастью, скверная погода всё испортила. Для учреждения братства был необходим образ Богородицы Розария; прежняя бумажная литография, висящая в церкви, уже ни на что не годилась. Благодаря различным усилиям, удалось достать большой образ, написанный маслом, но, увы, чуть ли не сгнивший. Но Бог показал, что для Него крайне важно обращение заблудших овец: художник, взявшийся за реставрацию, вдохновлённый благодатью, выполнил свою работу бесплатно. На торжество учреждения братства прибыл Епископ Формизано. Во время разговоров о необходимости ремонта церкви иерарх постановил: жаль тратить деньги на ремонт маленькой и полуразрушенной церкви, нужно построить новую, большую. Слава Божия начала шириться устами молящихся, и уже ничего не могло удержать волны обращений.



Всё время новые задания




«Ибо любовь Христа объемлет нас рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. АХристос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего» (2 Кор 5, 14-15).

Нельзя было терять ни минуты –нужно было отрешиться от себя самого и бросить все силы на спасение грешников. Божья Матерь всё время захватывала врасплох Своего апостола новыми заданиями: организация широкомасштабной акции поиска средств на новую церковь, начало строительства, апостольство молитвы розария –это далеко не всё, хотя уже одно это могло заполнить весь день без остатка. Но Бартоло жаждал жить только ради Иисуса и старался справиться с каждым вызовом.
Зрелище  толпы оборванных детей без опеки, школы и религиозного воспитания принудил Бартоло позаботиться об их будущем. Поочерёдно возникали приюты, детские сады, школы, мастерские, дома для сирот в Помпеях и окрестностях.
Сбор денег на строительство приносил всё большие результаты, по мере того, как особенные милости Богородицы Розария нисходили на благодетелей. Этих милостей становилось всё больше и больше, они прославляли образ Божьей Матери Помпейской, и люди обращались всё в большем количестве, порывали с грехом и начинали новую жизнь по Божьим заповедям. Молитва розария становилась центром их жизни. Всё это очень радовало Бартоло, который, вступив в   III  Орден св. Доминика, получил имя брата Розарио (т.е. брат Розарий). Большую помощь в работах и поисках средств на строительство церкви, а также в делах милосердия оказывала ему Марианна де Фуско (ныне Раба Божия, процесс её беатификации продолжается), с которой в 1885 году он сочетался узами брака.
Когда Бартоло начал собирать средства для опеки над сиротами и детьми заключённых, поднялась волна протестов и обвинений, что он, мол, хочет на пожертвованные деньги воспитать следующее поколение преступников. Вопреки критике начали создаваться школы, мастерские, сиротские приюты, из которых вышли ряды хорошей молодёжи. Дома и сиротские приюты, основанные братом Розарио, стали также школами молитвы: если где-то возникала срочная и горячая просьба, то какого-нибудь сироту просили о ходатайственной молитве, которая часто была выслушана.
Критика и наговоры на Бартоло Лонго усиливались, но Святейший Отец Лев XIII публично выразил ему официальную и решительную поддержку. Знаменательно то, что Папа заметил, что в этом должно быть действие Бога: все возникавшие препятствия невозможно было преодолеть чисто человеческими силами. Сам Бартоло подсчитывал доказательства опеки Божьей Матери: без доходов, фондов, авансов, поддержки со стороны властей он мог ежедневно прокормить 300 семей, около 100 служащих и рабочих, 200 детей в приюте, 150 сирот, 40 учителей и 60 детей заключённых; в конце недели касса пуста, а на следующей неделе в кассе вновь столько денег, сколько требуется для таких расходов. Стало очевидно, что «это дело осуществляет план Божьего Милосердия не только для Помпейской долины, но и для всего мира».
Равно и преемник Леона XIII, Папа Пий Х, хотя первоначально поддался уговорам противников Бартоло, ознакомившись во всем этим делом и узнав, как всё происходит в действительности, полностью очистил Бартоло от всех обвинений. Вокруг святилища Святого Розария, благодаря общественным работам брата Розарио, возводился новый, кипящий жизнью город. В1884 году Апостольский Престол признал базилику в Помпеях важнейшим святилищем Святого Розария в мире.

Отдать всё

Бартоло всё больше отдавался молитве. У него не было недостатка в страданиях. Когда в 1924 году умерла Марианна, его жена, то её наследники потребовали отдать в их руки всё имущество. Бартоло должен был оставить даже своё жилище. Он подался в родные места. Но в Помпеях тотчас стали справляться о своём благодетеле и требовать его возвращения. 85-летний старик вернулся в созданный им Город Милосердия, желая лишь одного: «Моя единственная мечта –увидеть Марию». Как-то его спросили, видел ли он когда-нибудь Матерь Божью. Он ответил: «Да, но не такой, какая Она на небесах».
Бартоло Лонго умер 5 октября 1926 года и был похоронен под алтарём своей возлюбленной Богородицы –Царицы Розария. Беатификация Бартоло Лонго, создателя святилища Святого Розария в Помпейской долине, троекратные паломничества Пап Иоанна Павла II и Бенедикта XVI в это святилище, апостольское послание Иоанна Павла II «Rosarium Virginis Mariae», провозглашающее Год Розария (октябрь 2002 –октябрь 2003) –всё это доказывает, что именно в сегодняшнее время молитва розария должна играть особенную роль.
Эту роль нельзя упустить из виду, нельзя недооценивать знаков, побуждающих к тому, чтобы взять розарий в руки. Мир переполнен проблемами; Мария в Своих посланиях и Церковь в своём учении указывают на розарий как на средство спасения для человечества. Апостол розария Бартоло Лонго доверился вдохновению, которое получил: «Кто будет распространять розарий, будет спасён». Он поверил этим словам, совершил великие дела, достиг славы святости, согласно обетованиям Священного Писания: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух, и душа, и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес 5, 23).

__________


Статья из журнала “Miłujcie się”/ «Любите друг друга »/.
П
еревод с польского языка: Кармель - Караганда

foto: http://bartolo-longo.pl

 
 
_______________________________________________________________________________________________________
Назад к содержимому | Назад к главному меню