Катехеза Богородицы или история обращения заключённого Клода Ньюмена - Karmel Karaganda Kazakhstan

Перейти к контенту

Главное меню:

Катехеза Богородицы или история обращения заключённого Клода Ньюмена

Главная > WAYBACK...

Бог дарует всем людям Свою благость и милость. Для этого Он всегда пользуется помощью – явно либо прикровенно – Посредницы всех благодатей, Богородицы!
Одна реальная история, которая произошла в 1944 году в южных штатах Америки, показывает нам эти материнские благодати,  то есть посредничество в передаче веры, особенно отчётливо. Отец Роберт О` Лири SVD (1911-1984), миссионер-вербист  в штате Миссисипи, в то время непосредственно участвовал в этих событиях и дал об этом свидетельство по радио в 60-е годы. Ревностный пастырь душ оставил потомкам аудиозапись этого свидетельства под названием:
«История обращения заключённого Клода Ньюмена»
.

Клод Ньюмен (1923-1944), чернокожий, родился в маленьком городишке на Миссисипи и уже в 5-летнем возрасте убежал от своей матери Флоретты в другой городок, Бовину, к востоку от Виксберга. Там он воспитывался вместе со своим старшим братом у их бабушки Эллен Ньюмен. Уже с ранних лет Клод начал тяжело трудиться на хлопковых плантациях Сирес, где также работал Сид Кук, за которого бабушка Эллен вышла замуж в 1939 году. Однажды, когда 19-летний Клод уже не в первый раз стал свидетелем того, как Сид бил и издевался над его любимой бабушкой, то после обеда он застрелил своего названного деда и убежал. Это случилось 19 декабря 1942 года. Несколько недель спустя его поймали и приговорили к смертной казни на электрическом стуле за убийство Сида Кука.

Чудотворный медальон


В то время, как Ньюмен ожидал смертной казни в тюрьме Виксберга в 1943 году, а приведение в исполнение смертного приговора должно было состояться 20  января 1944 года, он делил камеру вместе с другими 4 узниками. Однажды вечером все пятеро сидели и разговаривали. Когда говорить стало не о чем, Клод заметил какую-то овальную пластинку на верёвке, которая висела на шее у одного заключённого. Заинтересованный ею, он спросил его, что это такое. Когда тот резко ответил: «Медальон», Клод продолжал спрашивать: «А что такое медальон?». Тогда парень, который был католиком, но не мог объяснить смысл и назначение чудотворного медальона, разозлившись, сорвал его с шеи, бросил его Клоду под ноги и раздражённо крикнул: «На, забери себе!» Клод молча поднял с пола незнакомый ему чудотворный медальон и с разрешения тюремного надзирателя повесил его себе на шею. Ему очень понравилась эта пластинка, и он просто хотел носить её как украшение.

Когда Ньюмен той же ночью спал на своих нарах, его внезапно кто-то разбудил, касаясь руки. «Рядом со мной стояла», как Клод позже рассказывал священнику, «самая прекрасная Женщина, Которую только мог сотворить Бог.» В сильном ужасе и страхе, Клод сперва не знал, что делать. Однако Госпожа успокоила его и сказала, прежде чем исчезла: «Если хочешь, чтобы Я была твоей Матерью, а ты – Моим ребёнком, то позови священника Католической Церкви.» И Клод опять был один. Он начал громко кричать, так что разбудил других узников: «Позовите мне католического священника!» Клод никогда не имел дела с Католической Церковью, но поступил так, как велела ему Госпожа. И так к Ньюмену уже на следующее утро пришёл отец О` Лири, вербист, служивший на этой территории на миссии для негритянского населения, который и рассказал эту историю. Клод доверился ему, поведав о событиях, произошедших прошлой ночью. Потом Ньюмен вместе с 4 остальными заключёнными, к величайшему удивлению отца О` Лири, попросил его об обучении религии. Священник был настроен скептически, хотя все четверо оживлённо подтверждали это и заверяли его, что история, которую рассказал Клод, – сущая правда, несмотря на то, что никто из них не видел явления Госпожи и не слышал Её голоса. В конце концов, миссионер-вербист согласился преподавать им катехизис.
Вернувшись в свой приход, отец О` Лири сообщил своему настоятелю о случившемся и на следующий день ровно в назначенное время пришёл на первое занятие в тюрьму. Там он должен был констатировать, что Клод Ньюмен не умеет ни читать, ни писать, так как никогда не ходил в школу. А его невежество в вопросах веры было ещё больше. Собственно, он знал об этом всё равно, что почти ничего. Он не знал Иисуса, знал только, что есть Бог. Так Клод начал занятия и, что было более чем необыкновенно, его сотоварищи помогали ему в учёбе.

Его Кровь омывает нас и очищает


Через несколько недель отец О` Лири однажды сказал на катехезе: «Итак, парни, сегодня поговорим о таинстве Святой Исповеди.» – Клод моментально ответил: «О, я уже об этом знаю! Госпожа сказала мне, что мы, когда идём на исповедь, то становимся на колени не перед священником, а пред крестом Её Сына. И если мы действительно скорбим о наших грехах и исповедуем их, то на нас изливается Кровь, которую Он за нас пролил, омывает нас и очищает от всех грехов.» Отец О` Лири сидел как вкопанный, раскрыв рот. «Не сердитесь, пожалуйста!»,  – извинился Клод, – «я не хотел этого брякнуть.» – «О, нет, я не сержусь, а только изумлён. Значит, ты Её снова видел?», – озадаченно спросил священник. Только когда они оба отошли немного в сторону, чтобы их не слышали остальные, Клод очень серьёзно заговорил: «Госпожа сказала мне, что если бы у Вас были сомнения или опасения насчёт этого, я должен Вам напомнить о Вашем обете, который Вы дали в 1940 году в окопе в Голландии, и исполнения которого Богородица всё ещё ожидает.» «Потом», – как вспоминает отец О` Лири, – «Клод в точности описал мне, в чём состоял этот обет. Этот невероятный факт полностью убедил меня в том, что Клод говорил правду об этих явлениях Богородицы.»

Вернувшись ко всей группе, Клод продолжал ободрять своих 4 приятелей: «Не бойтесь исповедоваться! На самом деле вы говорите о своих грехах Богу, а не священнику. Знаете, Матерь Божья мне это объяснила: мы через священника говорим Богу, а Бог через священника отвечает нам.»

«Святое Причастие выглядит лишь как кусочек хлеба»


С неделю спустя отец О` Лири собирался рассказать своим 5 заключённым на занятии о Святейшем Таинстве алтаря – Пресвятых Дарах. Клод снова дал понять, что Богородица его уже этому учила. И по согласию священника Клод начал объяснять: «Богородица сказала мне, что Святое Причастие в моих глазах выглядит лишь как кусочек хлеба, но эта белая гостия – это действительно и истинно Её Сын. Она также мне объяснила, что Иисус будет во мне в таком виде только короткое время, но всё равно точно такой же, как Он когда-то был в Ней, прежде чем родился в Вифлееме. Поэтому я должен проводить с Ним это время после Причастия так же, как и Она делала всю Свою жизнь: любя Его, поклоняясь Ему, прославляя Его, прося Его о благословении и благодаря Его. В эти минуты я не должен ни о ком и ни о чём беспокоиться, а лишь провести это время с Ним одним.»

Последнее желание


Наконец пятеро узников завершили свои занятия катехизиса. Клод Ньюмен вместе со своими сокамерниками был принят в Католическую Церковь и крестился 16 января 1944 года. 4 дня спустя, пять минут пополуночи должна была состояться смертная казнь. Накануне казни шериф Уильямсон спросил: «Клод, ты можешь изъявить своё последнее желание. Чего бы ты хотел?» – «Ну, вы все сейчас так сильно взволнованы», – высказался он, сохраняя спокойствие, – «даже надзиратель в полном расстройстве. Вы ведь не понимаете. Это только моё тело умрёт. А я иду, чтобы быть с Ней. Поэтому мне бы очень хотелось устроить праздничную вечеринку.» – «Что ты имеешь в виду?»  – переспросил шериф. – «Вечеринку!» – спокойно повторил Клод. – «Не могли бы Вы пригласить священника, принести пирог и мороженое, разрешить заключённым второго этажа свободно собраться в главном зале, чтобы мы все вместе отпраздновали этот вечер?» – «Кто-нибудь может напасть на священника,» – предупредил надзиратель. Но Клод обратился к мужчинам, стоявшим рядом с ним, и сказал: «Парни, вы же этого не сделаете, правда?» – И так священник посетил одну богатую благодетельницу прихода, которая позаботилась об угощении. И заключённые весело отпраздновали этот вечер.
В завершение вечера все вместе провели Святой Час в главном зале, так как Клод этого и хотел. Они участвовали в молитве Крестного пути, молились о Клоде и о спасении своей собственной души. Потом мужчин отвели обратно  в их камеры, а отец О` Лири направился в часовню. Он взял Пресвятые Дары и уделил Клоду Ньюмену Святое Причастие. Затем оба опустились на колени. Они вместе ожидали и молились...

Жертва любви за «безнадёжный случай»


Вдруг, за 15 минут перед казнью, которая должна была совершиться пополуночи, прибежал шериф Уильямсон, он громко кричал, поднимаясь по лестнице: «Отсрочка, отсрочка! Губернатор дал отсрочку казни на две недели!» Шериф и адвокат округа как раз старались в соответствующих инстанциях сделать всё возможное, чтобы спасти Клоду жизнь. Но когда тот узнал об этом, то начал плакать. Отец О` Лири и шериф Уильямсон полагали, что это слёзы радости и облегчения от того, что он пока ещё не будет казнён. Однако Клод, сильно рыдая,  лишь тягостно произнёс: «Ах, вы ничего не понимаете! Если бы вы когда-нибудь видели Её лицо и заглянули в Её глаза, то вы не хотели бы жить дольше ни единого дня. Что я такого плохого сделал на прошлой неделе, что Бог отказывает мне в возвращении домой?», – спросил он священника. – «Почему я должен ещё две недели оставаться на земле?»
И тут вдруг отцу О` Лири пришла в голову одна идея. Он напомнил Клоду Ньюмену о Джеймсе Хьюзе, убийце, который, хотя и был воспитан по-католически, вёл абсолютно безнравственную жизнь и, в конце концов, был приговорён к смертной казни за убийство, как и Клод. Этот заключённый питал глубокую ненависть к Ньюмену. «Может быть, Мария хочет от тебя, чтобы ты пожертвовал эту временную невозможность быть рядом с Ней за обращение Хьюза», предположил священник. – «Почему ты не жертвуешь Богу каждую минуту, которую ты ещё должен быть разлучён с Марией, за этого заключённого, чтобы он не был навечно разлучён с Богом?»
Клод согласился и попросил священника научить его молитве, словами которой он мог бы принести Богу эту жертву за обращение Хьюза. Тот помог своему подопечному, который уже в тот же день признался: «Ох, отец, с самого начала, как я тут в тюрьме, Хьюз меня ненавидел, но теперь его ненависти вообще нет предела!» Несмотря на это, 20-летний чернокожий парень в течение 2 своих последних недель жизни великодушно посвящал Богу все издевательства от Хьюза, жертвы и молитвы за его обращение.
14 дней спустя Клод Ньюмен был казнён, а отец О` Лири рассказал об этом: «Никогда прежде я не видел никого, кто бы с такой радостью шёл навстречу смерти. Даже официальные свидетели и репортёры газет были ошеломлены и не могли понять, как это возможно, что обречённый на смерть на электрическом стуле весь так и сияет от счастья.»
Последние слова Клода Ньюмена были обращены к отцу О` Лири: «Отец, я буду помнить о Вас. И когда только у Вас появится какая-нибудь просьба,  скажите мне, и я передам её Ей, прекрасной Госпоже.»  Казнь состоялась 4 февраля 1944 года.

Я готов идти!

Сообщение о смерти Клода Ньюмена было напечатано в газете «Вечерние новости Виксберга» в день его казни:

«Сегодня был казнён Клод Ньюмен. Он поплатился жизнью за роковое убийство Сида Кука.
Клод Ньюмен, чернокожий, 20 лет, был казнён сегодня утром в 7.00 на электрическом стуле в тюрьме округа Уоррен. Он скончался спустя несколько минут после включения электрического тока. Ньюмен прошёл из своей камеры на втором этаже тюрьмы к электрическому стулу, расположенному на первом этаже в северной части здания, без посторонней помощи. Его сопровождал преподобный отец О` Лири из католической Церкви Пресвятой Марии (для цветных).
Во время заключения в Уорренской тюрьме Ньюмен принял католическую веру. Перед исполнением приговора Ньюмен сказал, что он готов идти.
Доктор А. Дж. Подеста, врач округа, официально засвидетельствовал, что Ньюмен мёртв, и что смерть наступила мгновенно. Его тело было передано гражданскому похоронному бюро Джексона.
Ньюмен был казнён за роковое убийство из огнестрельного оружия Сида Кука, чернокожего, проживавшего в Бовине. Убийство произошло в начале 1943 года (в газетном тексте ошибка, убийство произошло 19 декабря 1942 г. – прим. перевод.). Ньюмен был арестован в Литл-Роке, штат Арканзас, и возвращён для судебного разбирательства.

Последний раз Ньюмен принял пищу прошлой ночью, он ел овощи, блюдо из говядины и кокосовый пирог на десерт. Вчера Ньюмена посетили в тюрьме его родственники.»

Спасённый в последнее мгновенье


3 месяца спустя, 19 мая 1944 года, состоялась смертная казнь Джеймса Хьюза, белого, который так люто ненавидел Клода Ньюмена. Отец О` Лири сказал о нём: «Этот человек был самым подлым, гнусным, безнравственным типом, какого я только встречал. Его ненависть к Богу и всему духовному не поддаётся никакому описанию.»
В последние минуты, перед тем, как за преступником должен был зайти шериф и увести его из камеры к месту приведения приговора в исполнение, окружной врач А. Подеста настойчиво уговаривал его хотя бы, по крайней мере, встать на колени и помолиться «Отче наш». Хьюз в ответ грязно выругался и плюнул врачу в лицо. Перед тем, как Хьюза должны были пристегнуть ремнями к электрическому стулу, шериф сделал последнюю попытку: «Если у Вас есть ещё что сказать, Вы можете сделать это сейчас!» И вновь из уст приговорённого раздались ругательства и брань. Но вдруг он замолчал, его расширившиеся от ужаса глаза  пристально смотрели куда-то в угол зала. Он громко закричал шерифу: «Приведите мне священника!» Закон в штате Миссисипи предписывает присутствие священника во время смертной казни, так что отец О` Лири уже находился в зале, правда, незаметно, скрывшись среди репортёров, потому что осуждённый пригрозил, что тут же проклянёт Бога, если только увидит какого-нибудь «попа».
Отец О` Лири немедленно поспешил к Хьюзу, который сразу же начал: «Я был католиком, но в 18 лет из-за своей безнравственной жизни я полностью порвал с религией.» Потом помещение было освобождено, остались только священник и приговорённый к смерти. И Джеймс Хьюз исповедовался за всю жизнь с глубоким раскаянием, как дитя.
Когда, наконец, все вновь вернулись в зал, шериф поинтересовался: «Отец, что так внезапно заставило Хьюза перемениться?» «Я не знаю», – ответил отец О` Лири, – «я его об этом не спросил.» «Ох,» – посетовал шериф, – «если я этого не  узнаю, то не сомкну глаз сегодня ночью.» – И тут он обратился уже прямо к приговорённому: «Итак, что такого случилось, что твои убеждения так резко изменились?»«Вы помните того чернокожего по имени Клод Ньюмен, который был мне так ненавистен?», – спросил его, в свою очередь, Хьюз, совершенно преображённый. – «Ну так вот, Клод стоял прямо здесь, в этом углу, а над ним, положив Свои руки на его плечи, стояла Пресвятая Дева. Клод сказал мне: «Я пожертвовал свою смерть, в единении со Христом на кресте, ради твоего спасения. Она, Божья Матерь, обрела благодать показать тебе то место в аду, куда ты попадёшь, если не раскаешься.»  И в этот момент я громко позвал священника.» Вскоре после этого Джеймс Хьюз был казнён. Благодаря огромной благодати Божией он успел обратиться  буквально в последнюю минуту своей жизни.
Отец О` Лири сдержал слово и в 1945 году исполнил обет, данный им Богородице в Голландии, в опасностях Второй мировой войны. В честь Девы Марии он построил в дельте р. Миссисипи католическую церковь, посвящённую Её Непорочному Зачатию, для цветного населения города Кларксдейл, которая по сей день служит приходским католическим храмом.

____________


Статья из журнала "Triumph des Herzens"/ «Триумф сердца»/  монашеской конгрегации "Pro Deo et Fratribus – Семья Марии"– перевод с немецкого языка: Кармель в Караганде.  

 
_______________________________________________________________________________________________________
Назад к содержимому | Назад к главному меню