Веришь в Бога? – Кэсси Берналл сказала: «Да!» - Karmel Karaganda Kazakhstan

Перейти к контенту

Главное меню:

Веришь в Бога? – Кэсси Берналл сказала: «Да!»

Главная > WAYBACK...

20 апреля 1999 года СМИ передали ужасное известие: двое старшеклассников американской средней школы Колумбайн застрелили 13 человек, а затем совершили самоубийство. Среди жертв была также Кэсси Берналл (Cassie Bernall), чей дар жизни за веру во Христа можно сравнить с мученичеством.


Когда 6 ноября 1981 года в Денвере (штат Колорадо) у молодой супружеской пары Мисти и Брэда Берналл родился первый ребёнок, дочь Кассандра Рене, то счастье родителей было безгранично. Юный папа Брэд говорил: «Я был влюблён в мою дочурку и в мою жену». Кэсси провела со своим младшим братом  прекрасное, спокойное, ничем особенно не отличающееся  детство, как в обычной американской семье среднего класса –до тех пор, как из радостной, живой девочки не превратилась в замкнутого, угрюмого подростка! Она нашла друзей, которые совсем не нравились её родителям, поэтому она всё больше отдалялась от семьи и стала холодной и недружелюбной.

Однажды в декабре 1996 года,  Кэсси как раз исполнилось 15 лет, её мать искала Библию для молодёжи в её комнате и наткнулась на стопку писем, которые до глубины потрясли её и превратили жизнь Берналлов в ужасную трагедию. Мать рассказывает: «Одно из адресованных Кэсси писем от её лучшей подруги Моны начиналось множеством строк непечатных выражений, непристойностей на сексуальные темы, школьных сплетен и приглашало Кэсси: «Поможешь мне убить нашу училку? Она вызвала в школу моих родителей и расскажет им о моих плохих оценках.» Письмо заканчивалось изображением окровавленных ножей и зубов вампиров, грибов (символ наркотиков-галлюциногенов, изменяющих сознание, как мы потом узнали) и карикатурой на учительницу, как она лежит в луже своей крови, с воткнутым в грудь большим мясным ножом. Большинство остальных писем тоже были «украшены» подобным образом или исписаны колдовскими заклинаниями и стихами, как например: «Дай мне напиться моей собственной крови. Пусть всегда мерцает сияние свечи сквозь пустоту моей души. Когда зло охватит пламя, искра жизни погаснет.» и т.д. В одном письме подруга расписывала Кэсси, как здорово можно поразвлекаться, как это круто пить самогон, курить марихуану, делать себе татуировки и пр. Она писала об одном однокласснике, чья девушка вступила в «одну такую церковь сатаны [сатанистическую секту – прим. перевод.], где нужно выпить кошачью кровь, чтобы тебя приняли.» Во многих письмах она советовала Кэсси убить своих родителей. Одно из них так и заканчивалось: «Убей своих родителей! Убийство –это ответ на все твои проблемы. Пусть эти подонки заплатят за твои страдания. Удачи, дорогая!»

Супруги Берналл уже заметили, как Кэсси «выбросила за борт» свои представления о ценностях и свои принципы с тех пор, как сблизилась с Моной и её друзьями, что она слушает музыку, от которой волосы встают дыбом; но то, что прочла её мать, превзошло все их предположения.
«Брэд и я сидели в абсолютном  шоке на кровати, оцепенев от ужасного открытия.»
Миссис Берналл ходила, молясь, взад-вперёд по всему дому, потому что: «Я знала, мы должны сделать нечто большее, чем попросту поступить так, как с парой взбунтовавшихся подростков, и я просила Бога о помощи, о Его защите. Как бы старомодно это ни звучало, но у меня было впечатление, что мы были вовлечены в духовную брань против зла.» Родители обратились за советом к их баптистскому пастору молодёжи Дэйву Мак Пирсону. Они запретили Кэсси любые контакты с её подругой, забрали её из государственной гимназии и отправили её в частную, христианскую школу. Она не могла выйти из дома без разрешения. Её мать оставила работу, чтобы иметь возможность полностью посвятить себя дочери, и вместе со своим мужем контролировала телефонные разговоры, регулярно проверяла её комнату, рюкзак и при этом старалась показать своей дочери, что всё это она делает из любви к ней. Кэсси отвечала ежедневными приступами гнева, ярости и отчаяния. Часто она бегала по дому и кричала: «Я себя прикончу. Хочешь посмотреть? Я это сделаю, смотри, вот, я сейчас воткну себе нож сюда в грудь.» Мать старалась проявлять к ней нежность в таком состоянии, громко молилась, пока дочь не успокаивалась, а потом говорила, как и отец это часто делал: «Я люблю тебя!»

После смерти Кэсси родители нашли в её дневнике одну запись от 2 января 1999 года: «Не могу описать словами, как я в то время страдала в душе. Я не знала тогда, что мне делать с этой болью. Тогда я причиняла самой себе физическую боль, ... расцарапывала себе руки и запястья острым металлическим напильником, пока не текла кровь.»
В этой почти безвыходной ситуации одна верующая одноклассница Кэсси, Джейми, пригласила её на религиозный уик-энд для молодёжи. Кэсси как-то раз призналась Джейми: «Я, кажется, отдала свою душу дьяволу через мою подругу. Я не могу любить Бога.» Но Бог ни в коей мере не лишил Своей любви Своё дитя.
Кэсси поехала на уик-энд. Во время богослужения все преграды в сердце Кэсси рухнули. Она осознала своё заблуждение и со слезами раскаивалась в нём. С этого времени для неё началась новая жизнь. Она сама назвала этот день 8 марта 1997 года своим вторым днём рождения. Постепенно она открывалась активной деятельности приходской молодёжной группы и очень серьёзно относилась ко всему, что касалось Иисуса. Кэсси начала читать Священное Писание, заново открыла свою любовь к природе, к пешему туризму, скалолазанию, а также к литературе. Она снова стала улыбаться и вернулась к нормальной жизни в семье.
Вконце лета 1997 года она попросила своих родителей перевести её в государственную школу Колумбайн (Columbine high-school): «Мама, я же не могу в христианской школе рассказывать людям об Иисусе. Я бы могла коснуться сердец намного большего числа  людей, если бы я была в общественной школе.»
Её подруги позднее рассказывали: «Она не так много говорила о Боге, но все знали, что она в Него верит. Кэсси была другой. Она не флиртовала с парнями и не конкурировала с нами, девчонками.»
Да, это был её путь, она хотела убеждать не столько словами, сколько, в первую очередь, примером своей жизни.

В одном интервью 18 апреля 1999 года, за два дня до своей смерти, она объяснила, как она понимает своё апостольство: «Я полагаю, что путь провозглашения Царства Божия очень прост –быть верным другом и давать хороший пример для неверующих, а также для христиан. При этом надо стараться не противоречить самому себе, избавляться от всякого лицемерия и жить только ради Христа.»
«Наша вера поддержала нас в самые худшие дни нашей жизни.» (Родители Кэсси, 11 лет после её смерти.)
Ивсё же Кэсси приходилось бороться за претворение в жизнь своих идеалов. Вписьме своей подруге Кассандра пишет: «Я знаю, я должна всё отдавать  Христу, но это так тяжело. Всё движется по тому же кругу, а я всё не могу как следует руку набить. Если бы я только могла избавиться от своей гордыни, тогда бы я, наверное, обрела мир. Я должна быть абсолютно честна по отношению к самой себе и к Богу, я не могу идти на компромиссы –ведь Он Бог, моё Благо!»
Её жизнь была совершенно нормальной жизнью 17-летней девушки, у которой было много энергии, любовь к спорту, конфликты со своими эмоциями и своим «Я», но, в то же время, была и  глубокая любовь к Иисусу.

Кэсси была обезоруживающе великодушна и добросердечна. Вместе со своими родителями она регулярно ходила в центр города в службу помощи наркоманам. Для неё это означало посвятить себя ради того, что превыше её собственного комфорта. Примерно за неделю до своей кончины Кэсси заговорила со своей матерью на тему смерти. Она сказала: «Мама, я не боюсь смерти, потому что потом я буду на небесах.»

Ивот наступило 20 апреля. Кэсси, как обычно, пошла в библиотеку позаниматься. Вдруг в дверь вбежала учительница и крикнула ученикам, чтобы они спрятались под столы, потому что в коридоре вооружённые люди. Вскоре после этого в библиотеку вошли Эрик Харрис и Дилан Клиболд, два старшеклассника, стреляя вокруг и испуская вопли радости при каждом выстреле. Они кричали что-то вроде: «Мы ждали этого всю нашу жизнь!»

Из дневника Кэсси, 1998-й год: «Я стараюсь отвечать за свою веру в школе... Я отдам жизнь за моего Бога. Я отдам жизнь за мою веру. Это самое малое, что я могу сделать для Христа, Который умер за меня.»

Ход событий и, прежде всего, диалоги в библиотеке, невозможно было воссоздать полностью, до последних деталей. Но что бы ни утверждали различнейшие  голоса по этому поводу, что бы ни сообщали журналисты, Мисти Берналл в своей книге пишет: «Джош, один из учеников, который в тот момент тоже был в библиотеке и выжил в этой катастрофе, рассказывал: «Мне не было видно, как эти двое подошли к Кэсси, но я слышал их голоса. Я мог всё расслышать, они были прямо возле меня. Один из них спросил, верит ли она в Бога. Она медлила, обдумывала, как ей ответить,  а потом твёрдо сказала: «Да!» Ей должно было быть очень страшно, но её голос не дрожал. Потом они спросили её, почему она верит, но не дали ей времени ответить. Они просто застрелили её.»

Эрик и Дилан убили по очереди ещё 12 учеников и учителя, после чего застрелились. Будучи членами оккультной группировки и увлекаясь деструктивными компьютерными играми, они уже заранее запланировали массовое убийство и в завершении – суицид, а также сознательно выбрали дату 20 апреля – день рождения Адольфа Гитлера. Всего из огнестрельного оружия было ранено 37 жертв этого рокового происшествия, для 13 из них ранения оказались смертельными.

Вскоре известие об этом облетело весь мир. «Веришь в Бога?» Кэсси сказала «Да» и заплатила за свой утвердительный ответ собственной жизнью. Но жертва её жизни, расплата кровью за свидетельство о Христе открыла многим путь к вере. Одна из её одноклассниц, Джордан, свидетельствует: «Теперь я  часто задумываюсь о том, как всё быстро проходит, в том числе и человеческая жизнь... Я считаю, что такая смерть задаёт нам вопрос: «Что в жизни самое важное?»... Я вижу, что даже моё отношение к мужу теперь совсем другое. Сейчас мы стараемся молиться каждый вечер.» Джош тоже полностью изменил свои взгляды на жизнь после пережитого события: «Я всё ещё живу бейсболом, но есть и другие вещи, которые для меня теперь стали более важными, чем были раньше, например, моя семья, мой младший брат, мои друзья. Когда я был подростком, мне казалось, что я бессмертен... Теперь я больше так себе не воображаю. Я должен полностью использовать сегодняшний день, мне стало ясно, что можно оставить эту землю в любой момент жизни.»

У родителей Кэсси было много возможностей поделиться с молодёжью и подростками своей семейной историей. «Довольно часто бывало, что собирались тысячи слушателей, которым мы могли  помочь в их надежде и в укреплении веры. Мы благодарим всех, кто нас поддерживал и сопровождал, но, прежде всего, мы благодарим Бога, нашего Отца. Он Сам тоже потерял Ребёнка – Своего Сына Иисуса Христа. И Он есть Тот, Кто давал нам силу перенести нашу утрату.»

Мисти и Брэд в своих выступлениях укрепляют всех родителей, столкнувшихся с подобными ситуациями, в каких оказались и они: «Если  мы из короткой жизни Кэсси чему-то научились, так это тому, что никакой молодой человек, как бы он ни бунтовал, как бы ни вёл себя, не должен быть оставлен беспомощным на произвол судьбы. Теплотой, самопожертвованием и честностью –с огромной любовью, которая, в конечном счёте, исходит от Бога, –можно суметь обращаться с любым ребёнком и спасти его.»  

/О жизни Кэсси её родители написали книгу «Она  сказала: 'Да'»/

__________

Статья из журнала “Triumph des Herzens”/ «Триумф сердца»/  монашеской конгрегации “Pro Deo et Fratribus – Семья Марии”. Перевод с немецкого языка: Кармель - Караганда



 
 
_______________________________________________________________________________________________________
Назад к содержимому | Назад к главному меню